Правда об исследовании однополых семей, опубликованном Марком Регнерусом

Mark RegnerusВчера «Комсомольская правда» опубликовала статью с кричащим названием «Гей-семьи оказались особо опасны для сирот!» В статье приводится информацию о якобы многочисленных психических проблемах у детей, выросших в однополых семьях.

Автор статьи Дмитрий Стешин тенденциозно манипулирует данными исследования, утверждая о «печальных последствиях» для сирот, усыновленных однополыми парами. При этом Стешин ссылается на некоего техасского социолога «Марка Регнуса» (на фото), якобы исследовавшего почти 3000 детей, которых воспитывают однополые пары, и утверждает безупречность этого исследования по репрезентативности.

Во-первых, автор статьи либо намеренно искажает результаты исследования, либо просто, не разобравшись в чём дело, интерпретирует их по-своему, нагнетая гомофобные настроения в обществе. Но отвлечёмся от «Комсомолки» и обратимся к самому исследованию.

Начнём с того, что исследование, проведёное Марком Регнерусом (Mark Regnerus — именно так правильно пишется его фамилия) из Техасского университета в Остине, охватывало всего 2988 респондентов 18-39 лет (в общем-то уже давно не детей), выросших в самых разных семьях, а не в только в однополых.

Довольно странным также являются методы выявления «однополых семей» в исследовании Регнеруса. Так, респондентам был задан вопрос о том, имел ли один из их родителей однополые отношения. При положительном ответе на этот вопрос данный респондент автоматически записывался как в группу воспитывавшихся гомосексуальными родителями. Вообще говоря, такая категоризация довольно спорна, так как далеко не все лица, имеющие в течение жизни однополые контакты, являются гомо- или бисексуалами.

Из всех опрошенных респондентов лишь 163 человека ответили, что воспитывались матерью, когда-либо имевшей однополую связь, и 73 человека сообщили, что воспитывались отцом, когда-либо имевшим однополые отношения. В обоих случаях длительность таких отношений никоим образом не учитывалась. Стоит также отметить, что лишь 919 человек из всего числа опрошенных были отнесены к группе воспитывавшихся обоими биологическими родителями на протяжении жизни от рождения до 18 лет.

Следующей проблемой исследования является то, что многие группы, на которые автор исследования делит опрошенных, сильно пересекаются. В этих случаях автор пресекает такие пересечения по своему усмотрению. В частности, 12 опрошенных ответили, что жили как с матерью, которая когда-либо имела лесбийский опыт, так и с отцом, который тоже когда-либо имел однополые отношения. Однако эти 12 человек были насильно включены в группу воспитывавшихся геями, так как она являлась наименее наполненной, и автору с трудом удалось наполнить её с 73 респондентами.

Кроме того, менее 2% респондентов, отнесённых к группе воспитывающихся в однополых семьях с отцом-геем и только 23% респондентов, отнесённых к группе воспитывающихся лесбиянками, воспитывались как минимум три года двумя лицами одного пола. Более того, 43% респондентов, отнесённых к группе воспитавшихся в однополой семье с матерью-лесбиянкой и 67% респондентов, отнесённых к группе воспитавшихся в однополой семье с отцом-геем, на самом деле не воспитывались однополой парой более четырёх месяцев в течение всей их жизни до исполнения 18 лет. Лишь двое (!) из почти 3 тысяч респондентов в самом деле воспитывались двумя однополыми родителями — женщинами, и не было ни одного респондента, воспитывавшегося мужской гомосексуальной парой в течение всего детства до достижения 18 лет.

Около половины респондентов, отнесённых к группе воспитываемых в «однополых семьях» заявили, что их биологические родители когда-то были женаты. Таким образом, большинство этих респондентов были зачаты в разнополых семьях, но затем пережили каминг-аут одного из родителей, распад семьи и развод, что также могло сильно повлиять на их последующие психологические проблемы. Ни для кого не секрет, что развод родителей наносит ребёнку большую психологическую травму.

Таким образом, Регнерус в своём исследовании допустил большую методическую ошибку, что привело его к ожидаемым результатам. Ему следовало бы сравнивать детей разведённых гомосексуальных родителей с детьми разведённых гетеросексуальных родителей, детей гомосексуальных родителей-одиночек с детьми гетеросексуальных родителей-одиночек, и, наконец, детей в однополых моногамных семьях с детьми в разнополых моногамных семьях.

Он же сравнивал совершенное несравниваемые группы. Однородная группа состоящих в браке в длительных отношениях разнополых родителей сравнивалась с разнородной группой лиц, когда-либо имевших однополую связь. Эту группу лиц нельзя отождествлять с однополыми моногамными родителями, так как в неё были зачислены и родители-одиночки, и разведённые, и ведущие беспорядочную половую жизнь, и воспитывающие детей лишь определённое время, а затем отдавшие их другому родителю. Разумеется, что показатели в такой «солянке» будут хуже, чем в постоянной семье, основанной на длительных отношениях. Таким образом, Регнерус должен был сравнивать разнополые семьи с двумя родителями с действительно однополыми родителями, находящимися в длительных отношениях, а не с разрозненной группой, состоящей из разных категорий родителей, многие из которых заведомо имеют проблемы (например, родители-одиночки, разведённые и т.д.)

Данные исследования Регнеруса также ясно показывают, что дети, пережившие развод родителей, воспитывающиеся родитялями-одиночками или не живущими вместе родителями и не отнесённые к группам респондентов, у которых один из родителей имел гомосексуальный опыт, также обнаруживыют различные психологические проблемы. Таким образом, ясно видно, что обнаруженные психологические проблемы респондентов вытекают из разводов родителей и других причин, а не связаны с сексуальной ориентацией родителей.

Далее Регнерус утверждает, что респонденты, воспитываемые гомосексуальными родителями, значительно чаще подвергались сексуальному насилию со стороны взрослых. Оставим в стороне уже названные проблемы, хотя дети из неполных или разведённых семей уже сами по себе чаще становятся жертвами сексуального насилия. Автор также указывает, что треть респондентов, отметивших, что имеют мать-лесбиянку и подвергались сексуальному насилию в детстве, во время первого инцидента ещё проживали со своими биологическими отцами, таким образом на момент совершения насилия они проживали с двумя родителями разного пола. Лишь 29% респондентов, имеющих мать-лесбиянку и бывшими жертвами сексуальных домагательств, показали, что никогда не жили со своими биологическими отцами.

Исследования Регнеруса нельзя назвать репрезентативными и объективными. Интересен также тот факт, что стоимость исследования составила около 800 тысяч долларов, большая часть из которых была пожертвована консервативными организациями Witherspoon Institute и Bradley Foundation, выступающих против однополых браков и усыновления детей однополыми парами.

Американская психологическая ассоциация (АПА) уже через несколько дней после опубликования «Исследования новых семейных структур» назвала опубликованные в докладе выводы необоснованными и выступила с заявлением, подтверждающим, что однополые родители так же хороши, как и разнополые. Об этом сообщил сайт Gay.ru с сылкой на Advocate.

«На основании значительного количества данных исследований родителей геев и лесбиянок и их детей, Американская психологическая ассоциация и другие санитарные, профессиональные и научные организации пришли к выводу, что не существует научных данных, доказывающих, что эффективность пары как родителей зависит от сексуальной ориентации, — заявила АПА на своем сайте. — То есть, родители геи и лесбиянки в той же степени, что и гетеросексуальные родители, способным обеспечить своим детям заботливое и здоровое окружение. Данные многочисленных исследований показали, что адаптация, развитие и психологическое состояние детей не имеет связи с сексуальной ориентацией их родителей и что дети, чьими родителями являются геи и лесбиянки, могут добиваться тех же успехов, как и дети гетеросексуальных родителей».

Дополнительная информация:

Метки: , , , , , , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

3 Комментария

  1. В Вашем комментарии есть зачатки анализа, однако, если Вы
    сами путаете методику и методологию (см. «большую методическую»), то как можно доверять Вашим выводам?

    «Более того, 43% респондентов, отнесённых к группе
    воспитавшихся в однополой семье с матерью-лесбиянкой и 67% респондентов, отнесённых к группе воспитавшихся в однополой семье с отцом-геем, на самом деле не воспитывались однополой парой более четырёх месяцев в течение всей их жизни до исполнения 18 лет».

    Эта цитата свидетельствует о том, что геи и лесбиянки не могут сформировать длительные отношения и постоянно меняют партнеров. В
    результате получается, что дети «не воспитывались однополой парой более четырёх месяцев». Кроме того, что «мама» и «папа» одного пола, так еще и жить дольше четырех месяцев вместе не могут! Разве это не травма для ребенка?

    Я предполагаю, Марк Регнерус опрашивал
    людей нетрадиционной ориентации, а нарывался на родителей-одиночек и людей, ведущих беспорядочную половую жизнь, так как найти однополых моногамных родителей среди геев и лесбиянок просто не смог! И вот это уже вопрос к тем, кто желает завести ребенка: вы способны семью создать не на пару месяцев?

    В любом случае, тема требует дальнейшего исследования, а не
    голословных обвинений.

  2. Алина, Ваш вывод

    «Эта цитата свидетельствует о том, что геи и лесбиянки не могут сформировать длительные отношения и постоянно меняют партнеров»

    притянут за уши.

Pingbacks/Trackbacks

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*