Репаративная терапия наносит непоправимый вред гомосексуалам

CONVERSION-THERAPY-SURVEYВ новом исследовании людей, которые подверглись сомнительному лечению, пытаясь изменить свою сексуальную ориентацию, мужчина-гомосексуал описал своё восьмилетнее супружество с женщиной как “лохотрон”. Ещё один участник опроса сообщил о ненависти к себе, замкнутости, депрессии и непроизвольных воспоминаниях о прошлом, продолжавшихся по завершении терапии. Третий рассказывал о попытках изгнания бесов. Джэллен Рикс, координатор портала Beyond Ex-Gay, опросил прошедших через конверсионную терапию.

Вот лишь несколько из сотен откликов в этом, по-видимому, первом в своём роде исследовании от тех, кто поделился своим испытанием конверсионной, по-другому репаративной, терапии (нацеленной на изменение сексуальной ориентации), или «лечения» гомосексуалов. Исследование, опубликованное в четверг, провёл доктор Джэллен Рикс – автор и координатор на портале Beyond Ex-Gay (за гранью бывшей гомосексуальности), представляющим из себя группу поддержки для лиц, переживших подобное лечение.

Хотя попытки изменить сексуальную ориентацию гомосексуальных мужчин и женщин предпринимались на протяжении десятилетий, в последние годы данная практика находилась под всё более пристальным вниманием, поскольку большинство основных профессиональных психогигиенических ассоциаций высказывались против неё, и законодатели пытались её запретить.

В Калифорнии – первом и пока единственном штате, запрещающем лицензированным психотерапевтам пытаться изменить сексуальную ориентацию несовершеннолетних, – данное законодательство сейчас оспаривается двумя исками, в которых утверждается, что этот запрет – антиконституционное посягательство на свободу слова и родительские права. Доктор Рикс, который провёл восемь месяцев в христианском заведении, участвуя в заседаниях так называемой группы бывших гомосексуалов и пытаясь стать гетеросексуалом, надеется, что данное исследование дополнит то, о чём говорят он и его коллеги по Beyond Ex-Gay, и что является преимущественно отсутствующими голосами в дискуссии: голосами пациентов, пострадавших от этой терапии.

«Без голосов опрошенных «бывших гомосексуалов», рассказывающих о том, что в действительности происходит в данных условиях, сверхрелигиозные священники и психотерапевты уходят от ответственности, говоря, что они исцеляют и изменяют людей, а фактически этого не делая», — говорит Рикс интернет-изданию «Хаффингтон Пост».

Чтобы восполнить этот пробел, портал Beyond Ex-Gay распространяет текст исследования через сеть бывших пациентов, начиная с осени 2011 года. Более 400 человек ответили на вопросы с просьбой рассказать, как они пытались изменить свою сексуальную ориентацию, сработало ли это, сколько стоило, помогло ли или навредило, и с целым рядом других деталей.

Рикс признаёт, что результаты исследования не являются научными и не обеспечивают исчерпывающей отчётности в отношении затрат или выгод от усилий по изменению сексуальной ориентации. Кроме того, в ответах не делается различий между терапией, выполнявшейся лицензированными психотерапевтами и беседами со священниками.

Несмотря на эти недостатки, по его словам, некоторые общие тенденции, выявленные в ответах, стоит рассмотреть. Почти все опрошенные были связаны с христианской конфессией, когда предпринимали попытки по изменению, и многие сказали, что лечение они начали для того, чтобы «получить одобрение Бога».

«Во всяком случае, исследование показывает, что никто не изменился, а получилось на самом деле очень много вреда и опустошения в жизни многих людей, особенно тех, кто поддался», — сказал Рикс.

Опрошенные в исследовании участвовали в ряде мероприятий, чтобы попытаться изменить свою сексуальную ориентацию,- от бесед один на один, включая репаративную терапию (вид психотерапии, в которой считается, что гомосексуальность обусловлена детской травмой – такой как «властная мать / слабый отец» или растление малолетнего), — до более сумасшедших подходов – таких как изгнание бесов, терапия отвращения и сенсорная терапия, метод «лечения» гомосексуальности объятиями лиц одного пола.

Хотя сторонники усилий по изменению сексуальной ориентации утверждают, что по крайней мере некоторые из этих возможностей должны быть доступны тем, кто может к ним стремиться, в том числе несовершеннолетним, голоса в опросе – на свой выбор – предлагают суровую и горькую иллюстрацию того, как попытка стать натуралом может порой разрушать жизни тех, кто пытается.

Более трёх четвертей опрошенных сказали, что вышли из «движения бывших гомосексуалов», поскольку оно не сделало их гетеросексуалами. Двадцать процентов сказали, что вышли из-за нервного срыва. «Я видел, что не менялся НИКТО, хотя у некоторых из тех «бывших» было гораздо больше веры, чем у меня», — написал один человек. «Единственными, кого я знал из тех, кто утверждал об изменении, были руководители. И один из них всё время клеился ко мне», — отмечает другой. «Я пытался покончить с собой, и очутился в психушке», — написал ещё один.

Более 90% опрошенных сказали, что они чувствовали себя в некотором роде пострадавшими от этого опыта, а более 80% заявили об ущербе, продолжающемся по сей день.

«Мне пришлось воссоздавать свою личность при очень малой поддержке. Долгие годы я чувствовал себя ходячим швейцарским сыром (т.е. весь в дырках, как в ранах), словно оставившим свои кишки на дороге», — написал один человек по просьбе описать характер вреда от попыток изменения. Другие сообщили про стыд, депрессию, злоупотребление наркотиками и алкоголем, или про трудности в создании интимных отношений любого рода.

На вопрос, что хорошего из опыта «бывших гомосексуалов» получилось, если таковое было, около 50% опрошенных ответили:  «Ничего». Остальные поведали, что это помогло им полностью выйти из чулана, почувствовать себя менее одинокими, оставить религию, и найти партнёра своего пола. «Полагаю, мне нужно было увидеть своими глазами, что изменение моей сексуальной ориентации не было возможно, как и не было необходимо», — написал один человек.

Многие респонденты дали пространные описания тяжёлого пути к восстановлению после отказа от усилий стать натуралами. Для некоторых нашлись более «покладистые» церкви или психотерапевты. Прочие стали активистами, сосредоточившись на оказании помощи людям, прошедшим через такие же испытания. Многие сказали, что до сих пор не считают себе восстановленными.

«Долгие годы, от случая к случаю, я проходил терапию, справляясь с гневом, который напоминает своей природой посттравматическое стрессовое расстройство и который я чувствую до сих пор, спустя десятилетия после выхода из движения бывших гомосексуалов», — написал один человек. «Финансовые затраты на организацию бывших гомосексуалов несопоставимы с тем, что я заплатил в течение опыта (оказавшегося пустым), не говоря уж о тысячах долларов, потраченных на терапию по выздоровлению от этого оыта».

По материалам  The Huffington Post, перевод Paolo Potarsky.

Метки: , , ,

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*